Телефон доверия
8 (3452) 590-549

Годы огненной любви

Среди членов ветеранской организации пожарной охраны и спасателей Тюменской области есть особая категория – вдовы сотрудников. Это женщины, прошедшие со своими мужьями трудный путь борьбы с огнем. Они доверяли и любили, переживали и не спали ночами, ожидая своих любимых с дежурства. Сегодня они бережно хранят память о своих мужьях, их товарищах и делах, ставших историей Тюменской области. Мы встретились с вдовой начальника УПО УВД Тюменской области Анатолия Викторовича Смоленского.

Раиса Алексеевна Смоленская уже пятнадцать лет живет без своего Толи, но каждый день мысленно возвращается в то время, когда он был с ней. Его документы, его книги, его фотографии - ее любимый остается в сердце пожилой женщины молодым, красивым солдатом- победителем, которой освободил ее родную станицу от врага.

- Это было во время войны, - вспоминает Раиса Алексеевна. Наши войска отступали. Станица Усть-лабинская замерла в ожидании и страхе. Где-то рядом шли бои, а мы прятались по домам, чтобы не попасть на глаза оккупантам. Мама мазала меня сажей, спасая от взглядов озверелых фашистов. Вот так, золушкой, я ходила целых шесть месяцев. А потом наши войска вернулись, нас освободили. У нас на постое стоял молодой офицер Владимир. Однажды он познакомил меня со своим боевым товарищем- Толей. Это была любовь с первого взгляда.
Для меня, девятнадцатилетней девчушки, он казался самым красивым и самым умным. Он был необыкновенно вежлив: никогда не присядет, если я стою. Первый поцелуй я помню, как сейчас. Он отозвал меня в сторонку, поцеловал и убежал. А я стояла растерянная и удивленная, понимая, что судьба связал меня с ним навсегда. Однако, маме кавалер не очень нравился, она настоятельно рекомендовала мне идти учиться и выбросить его из головы. А я уже и думать ни о чем не могла, только о Толе. Через некоторое время ребят перевели в Краснодар, и он в любую свободную минутку мчался ко мне, преодолевая расстояние в 60 километров.
Потом была свадьба. Скромные посиделки с родными и друзьями. Официального бракосочетания не было, расписались мы гораздо позднее.
Анатолий демобилизовался и уехал на родину, в Баку. Мне слал письма и телеграммы с просьбой поскорее приехать. Он выслал деньги на билет, но они так и не дошли. Мы с мамой продали семечек и кукурузы, собрали денег на билет, и я отправилась к мужу, предварительно отослав телеграмму. Но в Баку меня никто не встретил. Адрес, по которому я искала любимого, помню до сих пор- Островского, 51. Нашла. Телеграмма пришла через три дня после моего приезда.
Начали строить семейную жизнь. Анатолий пошел на курсы бухгалтеров, но работу найти так и не смог. Случай привел его в пожарную охрану. Шел 1948 год. Вскоре его отправили в Харьков в пожарно- техническое училище. Я осталась в чужом городе с маленьким Юркой на руках. Три долгих года, теперь уже законная жена, ждала своего Толю, а он вернулся и скомандовал: -«Собирайся!». Его назначили начальником военизированной пожарной команды спецУПО «Сталинградгидростроя». В Сталинграде семья снимала комнату в городе, а Анатолий жил при команде на «Зеленом острове». Встречи были не частыми: мы добирались до мужа и отца на речном трамвайчике. Наконец, при команде нам дали комнату. Анатолий с головой окунулся в работу, но теперь мы были вместе, правда, не долго. Его направили в Москву на высшие пожарно- технические курсы, по окончании которых , мы переехали в Киров. Анатолия Викторовича назначили заместителем начальника УПО УВД Кировской области.
Сейчас, вспоминая нашу кочевую жизнь, я ни минуты не жалею ни о чем, ведь мы были вместе - я Толя, наши дети и моя мама. Она всю жизнь прожила с нами, и настолько изменила мнение об Анатолии, что почитала его за сына. А он, в свою очередь, уважительно называл ее мамой.
В 1960 году мы прибыли в Тюмень. Анатолий Викторович вступил в должность начальника УПО. Здесь сразу дали квартиру, еще до прибытия контейнера с вещами, комнату обставили какой-то мебелью. Мы приехали с детьми в конце августа, а Анатолий в это время находился на севере области. Он месяцами жил там, особенно, когда тушили нефтяные фонтаны, или крупные пожары.
В Тюмени у нас не было знакомых и друзей. Надо было записывать ребят в школу и детский сад, а со мной приключился приступ аппендицита. Справились. Постепенно обросли друзьями. Я устроилась на работу в строительную организацию, и отработала там восемнадцать лет. Работу искала сама, поскольку муж- коммунист по натуре, не считал возможным воспользоваться служебным положением, чтобы помочь жене. Да и верил он в меня, и когда я добивалась успехов, гордился и непременно рассказывал друзьям.
О своей работе он старался мне не рассказывать, да и не нужно было. Я сама видела его уставшего и встревоженного, порой пропахшего дымом и гарью. Однажды зимой я оттаивала его в ванной. Он пришел домой, покрытый ледяной коркой, так как тушили здание в сорокаградусный мороз.
Он уходил на службу, а я с тревогой ждала встречи с ним, он уезжал в командировки, а я молилась, чтобы вернулся живым.
Он был строгим и ответственным, очень любил детей и внучек. Я жила за ним как за каменной стеной. Часто я рассматриваю семейные альбомы. За долгую жизнь накопился огромный архив. Каждая фотография – это история нашей жизни. Его коллеги , его подчиненные, Анатолия Викторовича любили и уважали. Его помнят и сегодня. Ветеранская организация пожарных и спасателей Тюменской области чтит его память и поддерживает теплые дружеские отношения со мной. Я постоянно чувствую их заботу и внимание. Огромное вам спасибо!



Пресс-служба совета ветеранов пожарной охраны и спасателей
Тюменской области

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!
Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений