Испытательная пожарная лаборатория

        Еще в 1945 году приказом НКВД СССР от 10.03.1945 г. № 046 были созданы первые подвижные пожарные лаборатории. Они были призваны оказывать оперативно-исследовательскую помощь гарнизонам пожарной охраны и следственным органам, и работали на начальном этапе в гарнизонах Москвы, Ленинграда, Горького и Свердловска.

В Тюменской области испытательная пожарная лаборатория была создана в 1967 году и носила название – ПИС (пожарная испытательная станция) ОВПО МООП СССР. В лаборатории выполнялись исследования, весьма актуальные и необходимые пожарной охране: проведение испытаний на пожарную безопасность веществ и материалов, изделий и оборудования, другой пожароопасной продукции, физико-химические анализы и тому подобное.

    Начальником ПИС был инженер, капитан внутренней службы Филиппов Николай Васильевич. В ПИС трудилась группа экспертов, которая делила помещение с пожарными профессионального отряда в здании, где сегодня расположена ПЧ-13. В 1973 году коллектив перебрался в здание на улице Белинского, 16.

 Станция получила пять кабинетов, два из которых были отданы под фотолаборатории, еще два под теплофизическую и химическую лаборатории, в отдельном кабинете располагался начальник учреждения. В таких условиях специалисты выполняли сложнейшие задачи по исследованию явлений, происходящих на пожарах, совершенствовали свою работу, осваивали новое оборудование.

В ноябре 1969 года ПИС реорганизуется в ПТС (пожарно-техническая станция), а в ноябре 1979 года в испытательную пожарную лабораторию (ИПЛ).


Начальники испытательной пожарной лаборатории

 


 

  Из воспоминаний ветерана пожарной охраны Марии Павловны Жук:

 «Этих помещений вполне хватало, поскольку все сотрудники находились в бесконечных командировках. Моя первая командировка была в Упоровский район на сгоревшую свиноферму. Я научилась обращаться с фотоаппаратом, проявителем и закрепителем. Колбы, аппараты, оборудование – все это было интересно и ответственно. Привозя с пожара материалы для исследования, специалисты рассматривали их в ультрафиолетовом свете, писали заключения, предложения, вели научную работу.

 ПИС переименовали в пожарно - техническую станцию, а после в испытательную пожарную лабораторию. Вскоре учреждение возглавил Александр Константинович Морозов. Начались командировки по всем городам и весям севера области. Крупные пожары случались в районах и округах области. Случалось, что билет на самолет могли привезти ночью, и надо было вскакивать, мчаться в аэропорт, а потом, трясясь в «кукурузнике» досматривать прерванный сон. Семьдесят командировочных дней в году. Своими учителями я называю Александра Константиновича Морозова и Михаила Ивановича Четверякова».

В штате ИПЛ УПО лаборатории, работало 11 человек. Начальник, капитан Четвериков Михаил Иванович, начальник сектора исследования пожаров майор Сергеев Николай Николаевич, заместитель начальника сектора капитан Филиппов Юрий Абрамович, старший инженер капитан Жук Мария Павловна, инженеры-испытатели: капитан Фурсов Михаил Иванович, лейтенант Тренкеншу Фёдор Фёдорович, мастера (фотографы) сержанты Петров Владимир Михайлович, Брусницын Николай Леонидович, мастер (химик) Дербышева Татьяна Георгиевна и секретарь Андриевских Людмила Николаевна.

В начале восьмидесятых годов ИПЛ работала, в основном, по двум направлениям. Первое - это исследование крупных и сложных пожаров, второе - выполнение исследовательских работ по годовым планам Всесоюзного научно-исследовательского института противопожарной обороны (ВНИИПО) МВД СССР.

Основное время занимала деятельность по исследованию пожаров. Специалисты ИПЛ выезжали на каждый крупный пожар с ущербом 10000 и более рублей в Тюменской области, в том числе ЯНАО и ХМАО. В середине 80-х планку крупного пожара подняли до 50000 и выше рублей.

На месте пожара специалист ИПЛ должен был установить место очага и причину пожара, сделать фототаблицу и подготовить «Заключение ИПЛ о причине пожара». К процессуальным действиям он мог быть привлечён дознавателем или следователем в качестве «специалиста» при осмотре места пожара, а также, в качестве «специалиста» он мог быть допрошен, в случае возбуждения уголовного дела.

Как таковое, «Заключение ИПЛ о причине пожара» экспертизой не являлось, никакого правового статуса не носило, и сотрудник ИПЛ за свои выводы о причине пожара никакой ответственности не нёс. Но, по ранее сложившейся практике, ИПЛ этим делом занималась ответственно, а следователи Г (Р) ОВД частенько обращались с официальными запросами о направлении им оригиналов «Заключений ИПЛ».

Экспертным учреждением ИПЛ не являлось, пожарно-технические экспертизы проводились в экспертно-криминалистическом отделе (ЭКО) УВД, в штате которого трудился один сотрудник с пожарно-техническим образованием и он не мог справиться со всем объемом назначаемых экспертиз. В будущем эта проблема была частично решена. Усилиями УПО, в городах и районных центрах стали изыскиваться сотрудники пожарной охраны, по своим познаниям и опыту способные проводить пожарно-технические экспертизы. Приказом начальника УВД Тюменской области этих сотрудников назначали внештатными пожарно-техническими экспертами, которым следователи или судьи могли назначать проведение экспертиз.

    Из воспоминаний ветерана пожарной охраны Александра Васильевича Никулина:

« Вот в такой интересный коллектив я влился на 8 месяцев. Первым наставником у меня был капитан Филиппов Юрий Абрамович. Помню, что никаких планов стажировок мы с ним не составляли. Он вручил мне книгу Мегорского Б.В. «Методика установления причин пожаров», дал неделю на изучение, посоветовал не стесняться задавать вопросы и через неделю мы с ним уже полетели на Ан-24 в п. Бердюжье, на исследование пожара. И вот только там, воочию, до меня дошло, что такое «очаговый конус» и «пятна побежалости», хотя про них нам что-то рассказывали в училище. Побывав практикантом ещё на двух пожарах, на третий пожар я уже выехал в командировку самостоятельно.

У сотрудников ИПЛ были различные задания по инженерным и исследовательским разработкам. Четвериков М.И. занимался изучением новых способов тушения газонефтяных фонтанов. Сергеев Н.Н. исследовал поведение пожарного автомобиля в различных температурных условиях. Филиппов Ю.А. изобретал нечто новое к авиадвигателю АГВТ-100. Фурсов М.И., имевший громадный опыт в тушении пожаров, читал лекции в учебном пункте УПО, расположенном в верхних этажах над ИПЛ. А мне поручили «довести до ума» автомобиль дымоудаления и подачи высокократной пены (АДУПП)-2000,- продукт совместных изысканий ИПЛ и отряда военизированной пожарной охраны (технической службы) № 5. На базе автомобиля дымоудаления АД-60 (Газ-66) был смонтирован более мощный вентилятор, который через брезентовые рукава должен был подавать 2000 м. куб. пены высокой кратности в минуту. Предполагалось тушить этой пеной пожары в подвалах зданий и большие площади разливов нефтепродуктов. На углу какого-то колхозного поля мы, с отделением ВПЧ-27 ОВПО-5, возвели горы пены от этого монстра, посчитали её стойкость и кратность. Но ожидаемого эффекта это изобретение не дало. Пена быстро разрушалась при нормальных условиях, не говоря уже о воздействии на неё высоких температур.

  

 Вскоре работы над АДУПП 2000 были прекращены, а в конце мая 1981 года я уехал на учёбу в Иркутский факультет ВИПТШ МВД СССР».

   

Перед ИПЛ была поставлена задача исследования пожарной опасности объектов нефтедобычи и разработка

пожарно-профилактических мероприятий по обеспечению пожарной

безопасности этих объектов.

 Сотрудники лаборатории подготовили и провели в Нижневартовске серию огневых опытов по тушению пожаров нефтяных фонтанов на кусте скважин. За работой тюменских специалистов следили ВНИИПО и ВИПТШ МВД СССР под руководством ГУПО МВД СССР, представители министерства нефтяной промышленности, нефтяных институтов.

  

 В течение десяти лет были проведены крупномасштабные эксперименты. Результаты, полученные в опытах, были использованы при составлении "Рекомендаций по тушению нефтяных и газовых фонтанов", утвержденных ГУПО МВД СССР, и позволили сформировать комплексную программу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию средств и методов тушения пожаров на кусте нефтяных скважин. Все эти опыты сотрудники тщательно запечатлевали на пленку, черно-белые фотографии до сих пор хранятся в архивах учреждения.

 В середине восьмидесятых в Тюмени создается СНИЛ ВНИИПО МВД СССР, которую возглавил Вязниковцев Алексей Вениаминович.

   

Из воспоминаний ветерана пожарной охраны Алексея Вениаминовича Вязниковцева:

«В Тюменскую область я приехал в 1966 году, в период массового освоения нефтегазовых месторождений. Хотелось оказаться в гуще событий, поэтому по окончании Ленинградского пожарно-технического училища, при распределении, выбрал север Тюменской области.

   Сургут встретил нас, молодых специалистов промозглым ветром, непроходимой грязью и отсутствием элементарных бытовых условий. От аэродрома до города – новостройки добирались вездеходом на гусеничном ходу. К пожарной части переплавлялись вброд, по колено в грязи.

Месторождения в то время только обустраивались, а работы у сургутских пожарных прибавлялось с каждым днем.

Город рос. К трем тысячам местного населения прибавились шестнадцать тысяч покорителей севера. Для них ускоренными темпами возводилось жилье, как грибы после дождя вырастали предприятия, призванные обслуживать нефтяников. Так что до фонтанов было еще далеко. Началась обычная работа в должности инспектора госпожнадзора.

Западносибирские месторождения я исходил вдоль и поперек. Занимаясь нормативной работой, я естественно выезжал на буровые. Приеду, проверю, выпишу предписание, и по трубе от скважины к скважине. Да и технологические процессы пришлось изучить досконально. Я буровую или скважину в разрезе и сейчас по памяти нарисую ».

1968 – 1969 гг. – начальник караула ВПЧ – 1 ОВПО – 1;

 1969 - 1971 гг. – старший инструктор профилактики ВПЧ – 1 ОВПО – 1;

 1971 – 1976 гг. – заместитель начальника ОВПО – 1, начальник ОВПО – 1;

 1976 – 1978 гг. – начальник отдела службы и подготовки УПО УВД;

 1978 – 1979гг. – заместитель начальника УПО;

 1979 – 1988гг. – начальник УПО;

 1988 – 1990гг. – заместитель начальника УВД;

1990 -1993 гг. – начальник лаборатории ВНИИПО МВД;

1993 – 1996 гг. – заместитель начальника УВД ЯНАО.

 С 1996 года в отставке, в звании полковника внутренней службы.

Для пожарных Тюменской области открылась новая страница книги, под названием «Нефтегазовый комплекс».

Помочь пожарным Тюмени приехали коллеги из Азербайджана. На семинар собрали всех огнеборцев области. В течение двух дней полковник Мамиконянц рассказывал об особенностях буровых установок и о правилах пожарной безопасности при их эксплуатации. Съездили на буровую, посмотрели на месте как обеспечивать профилактику установки, и на этом теоретический процесс завершился, все остальное постигали на практике.